История

История компании, возникшей в Стра в 1898 году усилиями Джованни Луиджи Вольтана (1873-1941), повествует о целой династии, которую представляет уже четвертое поколение, посвятившее себя предпринимательской деятельности, а также о промышленной зоне Ривьера дель Брента, известной как наиболее высокоразвитый центр по изготовлению обувной продукции.

В конце прошлого века, местечко Стра являлось небольшим венецианским селением, удаленным от городской суеты, в котором наблюдался характерный для того времени сельскохозяйственный кризис. Единственным методом преодоления проблемы безработицы считалась возможность эмиграции, преимущественно, в регионы активного развития и процветания промышленности в Соединенных Штатах. Г-н Вольтан пополнил многочисленные списки эмигрантов и после непродолжительных странствий, оказался в Бостоне. Это был непосредственный центр обувной промышленности страны. Данная отрасль считалась одной из наиболее высокоразвитых в Соединенных Штатах и характеризовалась четкой налаженностью производственных процессов и высоким уровнем их механизации. Г-ну Вольтану посчастливилось стать сотрудником одной из крупнейших компаний. Он работал в различных отделах, постигая, таким образом, многочисленные процессы серийного производства. Осваивая вершины мастерства, молодой специалист понял, что, позаимствовав технологии, он способен организовать аналогичный бизнес в Италии и добиться успеха.

Возможно, г-н Вольтан не стал профессионалом высочайшего класса, но его решение о возвращении в Стра в 1898 году и транспортировке некоторых видов оборудования, полученного у работодателя, послужило основой для начала развития технологий в его стране.

Начинающий предприниматель, вооруженный передовыми производственными решениями, имел безусловное преимущество над итальянскими ремесленниками, придерживавшимися технологии ручного труда. В тот период, на рынке Италии постепенно начинали появляться швейные машины Зингер, которые облегчали процесс изготовления обуви, но не являли собой основу эффективности производственного процесса. Поэтому, те несколько обувных фабрик представляли собой лишь организацию развития традиционного ремесла.

Планы Вольтана оказались осуществимыми. Ему, действительно, удалось основать мастерскую в своей деревне. В дополнение к оборудованию, импортированному из Америки, были приобретены некоторые орудия производства из Германии, а в 1904 году, на его предприятии уже были задействованы около 400-500 рабочих (частично нанятых на сезон), производивших около тысячи пар обуви в день. Механизация ряда производственных операций (некоторые из которых до сих пор выполняются вручную) позволили сократить расходы, что, безусловно, отразилось на продажной цене. Таким образом, были успешно освоены американские методы массового сбыта, и это явилось стратегически верным решением. Позаимствовав опыт американских предпринимателей, Вольтан создал собственную сеть розничной торговли при отсутствии посредников и постоянном поддержании конкурентоспособных цен, что позволило успешно внедрить массовую продукцию обуви среди широких слоев потребителей в Италии. До начала Первой Мировой Войны, существовало лишь несколько точек сбыта изделий, в то время как в двадцатые годы, их численность возросла до 35. Магазины функционировали в различных городах северной и центральной Италии и являли собой необычный динамизм предпринимательства, возможно, неприемлемого для современных коммерсантов. На смену Джованни Луиджи пришел его сын Эммануэль, последователями которого явились его племянник Джованни с двумя сыновьями – Эммануэлем и Марко.

Стремительный рост обувного бизнеса Вольтана – прекрасный пример для подражания и свидетельство создания основы для развития Ривьеры дель Брента как региона обувной промышленности. Если бы ситуация сложилась иначе, то фабрику Вольтана, вероятно, причислили бы к заурядным предприятиям Венеции того времени, характерным для периода перехода от сельского хозяйства к промышленности.